Ромашка _ Вернуться на главную

 

 


Китч, наиболее очевидными принципами которого являются пренебрежение к красивому, прекрасному, представляет собой «немоду», антимоду. Это полностью отвечает не только интересам законодателей мод — продавцов одежды, но и также интересам идеологов буржуазии.

Воспринятая теми или иными группами людей, антимода со временем становится своеобразным «символом веры» носителей пошлого или неразвитого вкуса, наконец, их мировоззренческой позицией, убеждениями. Утверждение антимоды как способа самовыражения личности неминуемо приводит к пренебрежению представлениями о моде и вкусе, сложившимися в обществе, к произволу в выборе способов одеваться. Такая вседозволенность, в частности, породила в странах Запада моду на поп-одежду (*Поп — сокращённо от латинского «популис» — народ; поп-одежда — «народная», массовая одежда), украшенную рисунками рекламного характера, изображениями отталкивающе-натуралистического или откровенно порнографического содержания.

Объективно подобная одежда является средством утверждения презрительного отношения к моральным уложениям окружающих, к их вкусам. Стоит ли говорить, что с обладателями такой одежды, с таким проявлением «вкуса» необходимо спорить.

В противоположность модам Запада, меняющимся чаще всего в зависимости от коммерческих интересов торговцев одеждой, в основе моды социалистических стран лежат принципы целесообразности одежды. И прежде всего это выполнение требований общественной гигиены — создание условий для сохранения здоровья человека. Затем: соответствие костюма многообразным формам трудовой деятельности, досуга, отдыха.

Как явление общественной жизни наша мода служит средством нравственного и эстетического воспитания человека. Она содействует укреплению взаимного уважения, чувства общности между людьми, для которых соблюдение принятых в обществе условностей, норм общежития, хороший вкус представляют собой не только форму поведения, но также личную потребность.

С понятиями «вкус» и «мода» неразрывно связано представление о стиле. Как и вкус, стиль бывает общественным, отражающим развитие искусства определенной эпохи в целом /стиль в искусстве/, и индивидуальным, самобытным, «бытовым». В «большом» искусстве смену стилей, их становление, борьбу за господствующее положение определяют коренные изменения в жизни общества, мировоззрение людей. Стиль в быту, в одежде нередко меняется в зависимости от моды, возникшей и принятой в уже развитом обществе. Кстати сказать, и саму моду часто характеризуют как «микростиль», главенствующий в течение непродолжительного времени.

Утилитарный характер одежды, ограниченность ее назначения — содержания, неширокий набор материалов, используемых при ее изготовлении, обосновывают главенство какого-то ведущего стиля. Этот стиль объединяет многочисленные варианты форм одежды, созданные модельерами разных направлений творческих поисков.

В реальной действительности, как мы знаем, у людей бывают разные вкусы, а в моде бытуют направления, значительно отличающиеся друг от друга, разрабатывающие и предлагающие свои разновидности силуэта, покроя, конструкции, оформления одежды. Из этого разнообразия человек обычно выбирает для себя то, что наиболее соответствует его вкусу, представлениям об удобстве, возрасту, телосложению. Естественным поэтому является сосуществование разнообразных индивидуальных стилей в одежде.

Чаще всего каждый человек бывает автором, в какой-то мере художником, а порой исполнителем своего костюма. Сознательно или безотчетно в одежде он придерживается стиля, обретенного в процессе практического пользования теми или иными видами и формами платья, оказавшимися наиболее приемлемыми, удобными, отвечающими его личному вкусу. Правильно подобранный наряд, кроме того, выигрышно оттеняет цвет глаз и лица, подчеркивает пропорциональность телосложения, скрашивает недостатки фигуры человека и т. п.

Осмысленно найденный индивидуальный стиль способствует тому, что внешность человека становится неповторимой, привлекающей всеобщее внимание. Однако лишь в достаточной мере обладающий эстетической культурой человек не ошибается в выборе фасона «своего» костюма, длины юбки, ширины брюк, цвета и узора ткани, предназначенной для «его одежды», прически, ювелирных украшений, а следовательно — в выборе «своего стиля», который придает его наружности по-настоящему притягательный, самобытный, красивый вид. И, наоборот, человек, обладающий дурным или неразвитым вкусом, случайно или неумело выбирающий для себя одежду, не может обрести стиль, достойный подражания или уважения.

Неверно облюбованный стиль может создать у окружающих даже ложное представление о таком человеке. Каждая женщина при желании может носить платье причудливого покроя и вызывающе броских расцветок. Однако если подобные туалеты станет надевать скромная, застенчивая девушка, такая одежда будет противоречить ее характеру.

Под броской «оберткой» привлекательные свойства характера такой девушки не всегда распознают те, для кого ее духовный мир мог бы оказаться по-настоящему понятным и интересным. Одновременно вызывающе необычная наружность может привлечь внимание людей, неинтересных по внутреннему содержанию самой девушке, тех, кому в конце концов непонятной и чуждой окажется и она сама.

Сознательно и верно найденный индивидуальный стиль помогает человеку с привлекательной наглядностью выразить себя. И совершенно не случайно утверждают, что «стиль — это человек».

Назад | Далее
 

 


 

2010. Ромашка.


Р.